June 28th, 2012

Антон Мауве /1838 – 1888/

Творчество Антона Мауве принадлежит к яркому и своеобразному явлению, каким была так называемая «гаагская школа» в голландской живописи второй половины XIX века.
К 1871 году в Гааге живут и работают А. Мауве, Х.В.Местаг, братья Я., М. и В. Марисы. Художников притягивает обаяние таланта переехавшего сюда большого мастера живописи И. Исраэльса. Его творческие поиски были созвучны исканиям молодых живописцев, которые стремились возвратить национальное искусство.
Высокого подъемного достигла голландская живопись в
XVII веке. Глубокое проникновение в психологию человека в искусстве Рембрандта, тонкое поэтическое видение повседневной жизни в творчестве Я. Вермеера, открытие одухотворенной красоты родной природы в картинах Я. Ван Рейсдала обогатили европейскую художественную культуру.
В
XVIII и первой половине XIX века Голландия находилось в полной зависимости от французской художественной культуры. Во второй половине XIX века развития национального искусства Голландии становится первостепенной задачей для художественной страны. Они обращаются к эпохе расцвета голландской живописи – к XVII веку -  как источнику вдохновения.  Осмысления традиции открывает пути к созданию  новых высокохудожественных произведений. Наибольшую популярность  в этот период приобретают бытовой жанр и пейзаж. Мауве был прирожденным пейзажистом. Он тонко чувствовал природу, ее изменчивые состояния.
Антон Мауве родился в Зандаме, в семье протестантского пастора. В раннем детстве обнаружились  незаурядные способности мальчика к рисованию. В Голландии традиционно с уважением относились к ремеслу художника, поэтому отец хотел видеть в сыне прежде  всего хорошего мастера рисунка. Преподаванием рисунка сын мог зарабатывать себе на жизнь и поддерживать небогатую многочисленную семью.



Учился Мауве в Харлеме

Учился Мауве в Харлеме, куда семья переехала вскоре после его рождения, у одаренного, но малоизвестного художника-анималиста П.Ф. ван Оса. Поразительные трудолюбие и работоспособность молодого художника делают его имя известным в среде любителей живописи, которые охотно покупают его картины и особенно акварели. Уже в годы ученичества определилась тематика картин Мауве. Следуя заветам своего учителя, работавшего в стиле XVII века, он пишет пейзажи с изображением животных. Пристально и внимательно разглядывает молодой живописец натуру, старательно фиксирует множество мелких деталей, добивается жизненной убедительности изображенного. Большую роль в формировании творчества Мауве сыграла его встреча с художником В.Марисом. Мауве был поражен свободной живописи манерой рисунка друга. Он открывает для себя новый путь и стремится к столь же мягкой, легкой манере письма.
Для изображения художник выбирает обыденные и скромные мотивы из жизни природы. На обширных лугах пасутся коровы и телята, лошади пьют воду из маленького озерка, по пустынным песчаным бродят овцы. В пейзажах всегда присутствует человек – пасущий овец пастух, идущий за плугом пахарь, скачущий по проселочной дороге всадник. Человек в пейзажах Мауве пребывает в состоянии внутренней сосредоточенности, погруженности в себя, умиротворения. Картины художника проникнуты задушевностью и созерцанию.
Серьезная и компетентная строительная экспертиза нужна для того, что бы выявить прочность, надежность здания. А также провести обследование на предмет причинения ущерба.

Он пишет светлые дни золотой осени

Мауве был удивительно восприимчив к различным оттенкам в состоянии природы. Он пишет светлые дни золотой осени, сгущающиеся сумерки весенних вечеров, холодные зимние дни, летние закаты. И почти всегда мягко освещенное небо, по которому легко плывут белые облака и серые тучи. Тонкие цветовые сочетания, сложная гамма неярких, сдержанных тонов придают пейзажам особую наполненность светом и воздухов, которые в свою очередь придают расплывчатую мягкость контурам предметов, объединяют все в единое целое.
Мауве подолгу жил и работал в небольших живописных деревушках, открывая неповторимую прелесть и своеобразие каждой местности. В окрестностях Гааги он очарован красотой безбрежных песчаных дюн, поросших серовато-зеленым невысоким кустарником. Особенно любил художник серебристо- сиреневые вересковые пустоши у деревни Ларен, близ Амстердама, куда он окончательно  переезжает в 1886 году. Ларен называли «голландским Барбизоном». Здесь жили и работали многие пейзажисты.


Мауве был популярен.

Расцвет таланта художника падает на 1870-1880-е годы. В своих зрелых работах он добивается целостности живописной гармонии пейзажа, единства природы и человека. В картине «Пахарь» (1870-е годы) фигура идущего плугом крестьянина полна внутренней силы и величия, как величава пробудившаяся к жизни весенняя природа. Пейзажи Мауве наделены и особым эмоциональным настроем. Чувством печали и грусти проникнута картина «Овцы в лесу» (1870-е годы), хранящиеся в Государственном музее изобразительных искусств в Москве. Серым, дождливым летним днем по узкой лесной дороге бредут сбившихся в стадо овцы и сгорбившийся от холода и усталости пастух. Многообразные оттенки холодных серых и зеленых тонов создают выразительный колорит пейзажа.
Мауве был ведущим профессором Академии художеств в Гааге, организатором выставок. По воспитаниям современников, он отличается мягким, добрым нравом. У него было много учеников, которым он давал справедливые и необходимые советы. Они использовали его мотивы, манеру письма, но не проникли в одухотворенность его живописи.
Только один из учеников Мауве, до конца своих дней сохранивший уважение к своему учителю, глубоко почувствовал своеобразие его художественного видения мира. Этим учеником был Винсент Ван Гог. Он встретился с Мауве в драматический момент своей жизни, когда, разочаровавшись в правильности выбранного жизненного пути, решает серьезно заняться живописью, стать художником. Мауве сразу оценил способности Ван Гога, подарил ему палитру и краски, дал несколько уроков, научив прислушиваться к «голосу природы». Однако слишком разными были эти два художника.
Искания молодого Ван Гога никак не укладывались в рамки привычного и дозволенного с точки зрения старого художника. Это привело к полному разрыву их отношений.
Мауве был популярен. Его работы любили и ценили современники, их охотно покупали. Многие акварели и картины художника хранятся в различных музеях и частных собраниях за пределами Голландии.



Шварц Вячеслав Григорьевич (1838 – 1869)

На полотнах русских художников второй половины XIX века нередко встречаются сюжеты, затрагивающие национальное прошлое. Формирующаяся в середине века эстетика передвижничества включала требование «народности» - и это открывало возможности для творческих обращений к прошлому народа, выраженному в преданиях и документальных фактах.
Однако основные пути развития новой демократической живописи все же шли мимо исторической картины. Позитивная эстетическая программа передового искусства реализовалась в бытовом жанре, тогда как историческая живопись осталась в ином измерении – тесно связанной с академическими заданиями. Только в 1860 годам в столь сбалансированном раскладе жанров «по разным ведомствам» обнаруживается сдвиг: возникают полотна, в которых мифологизированную «историю на котурнах) сменяет история реальная, движимая людьми, а не условными героическими фигурами. Одним из первых, в чьем творчестве обозначился перелом в понимании специфики исторической композиции, был Вячеслав Григорьевич Шварц.

Сюжетов немного

Тематическое творчество Шварца замкнуто в пределах двух столетий, двух противоположных по духу царствований – Ивана Грозного (эта фигура популярная для времени, вызывавшая интерес почти болезненный) и Алексее Михайловича Тишайшего. Сюжетов  немного – один и тот же мотив варьируется в масле, акварели, первом рисунке: церемониал представления послов, праздники, повседневная жизнь исторических персонажей. Даже из времени Ивана Грозного, богатого глубокими страстями, художник склонен выбирать сюжеты повествовательно нейтральные.


Вербное воскресенье в Москве во времена царя Алексея Михайловича.

«Высокие» моменты истории.

Всем своим творчеством Шварц порывает с академическим обыкновением изображать лишь «высокие» моменты истории. Его «сцены» способны внушить зрителю романтический пиетет перед прошлым лишь тщательностью атрибутики – если же отключиться от «костюмной» стороны, то они окажутся, в сущности, принадлежащими бытовому жанру. В многочисленных рисунках и акварелях художника легко осуществляется шаг от любимых в середине века социальных типов к типам историческим. Более того – популярная в кругу современных Шварцу жанристов сцена «игры в шахматы» переносится им в XVII столетие – и получается «Сцена из домашнего быта русских царей». Точность и внимательность, с которыми Шварц выписывает узор на тканной скатерти, резные орнаменты печи, кресла и поставцов не мешают ему трактовать сюжет с поэтическим чувством и мягким юмором . Юмор и поэзия, согревающие его исторические «картинки», снимают с них налет музейный. Сочетание серьезности в стремлении уловить на холсте или бумаге атмосферу прошедшей жизни в ее материальных следах и взрывающего эту серьезность суть пародийного «отстраненного» видения позволяет разглядеть за историческим образом фигуру художника, всматривающегося в даль веков одновременно с уважением и улыбкой.